00:25 

Продолжение

Литти
Коллекционер впечатлений
Они приехали. Я поняла это даже раньше, чем открыла глаза. Звуки, запахи, очертания теней - все стано ярче, звонче, насыщенней. К обычному утреннему гаму пробуждающейся деревни добавились новые голоса и оттенки, удивленные и возбужденные. Я наспех натянула платье и выбралась из постели. Фаро в кровати уже не было.
Брат обнаружился на крыше дома: взобравшись на самый конек и приставив ладонь ко лбу, он наблюдал за происходившим в стороне Ратушной площади, пока родители окрикивали его, призывая спуститься: нечего, мол, на этих вояк столичных время свое тратить, когда забот невпроворот. Сагайенского рекрута родичи невзлюбили заранее, особенно после вчерашнего вечера, когда Ругар-мельник на день перенес сватовство, чтобы Рито мог попробовать свои силы на отборе (если он, конечно, состоится, а если нет, ждите к пяти пополудни). Отец распереживался, что уж мельничьего-то сына точно возьмут в обучение, а если он уедет в Фарэду, то что же будет с невестой и свадьбой? Мы с Фаро даже не стали пытаться объяснять батеньке, что у Рито не было ни малейшего шанса. Лишь когда брат спустился с кровли и заверил родителей, что на сегодня он видел достаточно и с глупостями покончено, те засобирались в поле, а мы, проводив их, вытащили из тайника заранее припасенный сверток с запасной одеждой Фаро и помчались на Колодезную.

Площадь преобразилась. По кромке туда и обратно, важный и напыщенный, но в тоже время какой-то растерянный, бродил наш староста. По центру площади, с инструментами наперевес, вышагивали солдаты в традиционной синей форме королевской армии, привлекая внимание улыбающихся девушек, слетевшихся со всех концов деревни. Действительно, посмотреть было на что: каждый из воинов был головы на две меня выше, и даже не смотря на кители свободного кроя, сразу становилось ясно, что тренируются они регулярно. Но, все же, я отметила, что ни один из них не был сагайенцем – значки на форме выдавали их принадлежность ко второму дивизиону общих фарэдеонских войск. Когда нам с Фаро удалось пробиться в первый ряд зрительской толпы, окружившей площадь по всему периметру, визитеры уже заканчивали установку того, что мы с Фаро окрестили полосой препятствий - странной системы столбов, между которыми были натянуты веревки и сети; деревянные каркасы опирались о столбы на высоте в полтора человеческих роста, местами были установлены мишени. Все составные части, судя по всему, военные привезли с собой на двух крытых обозах, украшенных флагами венценосного дома Антеров, теперь оставленных на северо-восточном углу площади. На той части Колодезной, что была свободна от вырастающей у нас на глазах странной конструкции, разместили в четыре ряда парты, вынесенные сюда из нашего учебного зала. У колодца в землю была вбита табличка с надписью, заставившей мое сердце учащенно забиться: "Запись на отбор в Сагайен", а рядом на бортике сидел один из солдат, с листом бумаги на деревянной подложке. Было шумно, как на осенней ярмарке: собрались почти все сейентийцы, кроме некоторых полевых. В число отсутствующих входили и наши с Фаро родители, и от этого моя предстоящая задача казалась несколько легче. Я пыталась как можно внимательней изучить предстоящие препятствия и понять последовательность действий, и даже не успела заметить, как рядом со мной, будто из-под земли вырос, появился Рито.
-Привет, невестушка! Жениха пришла подбодрить? Поцелуй на удачу подарить? – пользуясь тем, что из-за плотности толпы и царившего вокруг гвалта ему пришлось подойти совсем близко, чтобы я могла его расслышать, мельничий сын обнял меня за плечи. Фаро, заметив этот вальяжный жест, скривился, будто червивую сливу надкусил.
-Не совсем, - отшатнулась я, и желание оказаться как можно дальше от Рито принудило меня к действиям. – Но удачи тебе!
Я повернулась к Рито спиной и, поймав взгляд брата, продемонстрировавшего мне скрещенные на удачу пальцы, двинулась к колодцу, к заветной табличке, прижимая к груди свиток со всеми моими документами, включая рекомендательное письмо от Мастера Нарто, нашего главного лекаря и моего истинного наставника, которое тот составил, когда я мечтала о поступлении в Грост. Шла я медленно, нерешительно, смущаясь смешков, разадающихся за спиной. «Один в один – кадет Сагайена, умница, Нат!» - я принудила себя расправить плечи и ускорила шаг.
-Приветствую в Сейенте, - поздоровалась я с черноволосым, по-южному смуглым военным с нашивками младшего лейтенанта, очевидно ответственным за регистрацию кандидатов. Было похоже, что мое привествие вырвало его из глубокой задумчивости. Он взялся за карандаш и занес руку над списком претендетов, даже не подняв на меня глаз.
-Имя и возраст? – равнодушно поинтересовался он. Я представилась, готовая по первому требованию представить любой из припасенных документов. Оказалось, в этом не было необходимости : он просто вписал данные в колонку.
-Начинаем ровно в полдень. Бланки вопросов и карандаши будут на столах, не переворачивать листы до сигнала, сдать по сигналу. Потом один из нас продемонстрирует технику прохождения этапа, после чего у каждого участвующего в отборе будет лишь одна попытка прохождения, без исключений. Не расходиться, результаты будут оглашены вскоре после финиша последнего кандидата, - рекрутировщик на одном дыхании выдал заученную стандартную инструкцию. – Запомни свой номер – семнадцать, это будет так же номер твоего стола.
Только теперь он поднял на меня взгляд, и, совершенно неожиданно, тепло улыбнулся, позволив проявиться очаровательным ямочкам на щеках:
-Удачи!
Я благодарно кивнула, все еще не совсем осознавая происходящее, и вернулась к Фаро под неодобрительное перешептывание сейентийцев. Брат с нетерпением потирал ладони.
-Ну как?
-Начало в полдень, у меня семнадцатый номер.
-Здорово, Нат! Идем к Коссому, тебе нужно переодеться.
Фаро был прав – переодется и подождать в доме Тейдасов было куда логичнее, чем возвращаться к нам на окраину, но все же я зашагала медленнее, пропустив брата вперед. Я старалась, пока меньшой не обернулся, нацепить маску поубедительнее, чтобы со стороны было не так заметно, в какую пытку для меня превращаются визиты в этот дом теперь, когда я все еще вижу Диона в каждой из комнат. Мне вспомнилось, как я вошла в этот дом впервые, больше десяти лет назад...
Когда мне было шесть, почти семь, я вбила себе в голову, что смогу сама добраться до пиков Сэрги, гор, что тянутся к облакам сразу за линией холмов на востоке от Сейенты, и до бесконечности в обе стороны, на юг и север, обозначая границу континента. Мне было до безумия люботно узнать, что же таится за этой бескрайней стеной, и я, дождавшись, пока родители уйдут на работы, отправилась в экспедицию, прихватив лишь краюшку хлеба. Все взрослые были заняты делами, и никто не остановил меня, когда я вышла за границу деревни и бодро, улыбаясь до ушей, устремилась к холмам. Улыбка покинула меня достаточно быстро, но упорство заставляло карабкаться все дальше, все выше, хотя вершины гор, казалось, лишь отдалялись от меня. Восхождение становилось все более крутым, и в какой-то момент я не удержалась – упала, причем, ужасно неудачно, и подвернула лодыжку. Я вскрикнула от боли, но помню, что не заплакала. Попытавшись встать, я убедилась, что опираться на ногу не получится. Прыгать на одной ноге я могла и часами, но – на надворье, не здесь, на крутых склонах. Я стала ползти, но получалось очень медленно, зато рукава платья на локтях порвались сразу. Я испугалась того, как рассердятся родители, когда вернуться домой, а меня там не найдут... Начинало темнеть, и я была почти в полном отчаянии, когда появился Дион, тогда - десятилетний. Он собирал коренья неподалеку по поручению Мастера Нарто и услышал мой крик. Он сразу понял, что произошло, соорудил для меня шину из веток, не пожалев рукава собственной рубашки, хотя можно было использовать и ткань моего, уже обреченного, платьица, и на закорках отнес обратно в Сейенту, прямо домой, где родители уже собирались на мои поиски... Как же ругался на меня тогда отец! Не помню других случаев, чтобы он так на меня кричал. Но мать, уже носившая под сердцем Фаро, успокоила его, взяв за руку. Обычно она ни в чем ему не возражала, однако, если такое случалось, он прислушивался, уступал. Мама нанесла мне на воспаленную ногу драгоценную мазь, которую втирала в спину отца, когда его боли становились невыносимыми, и взяла с меня обещание никогда больше так не делать – не убегать. Я пообещала.
Когда воспаление прошло, и я снова смогла нормально ходить, то решила поблагодарить своего спасителя и испекла для него яблочный пирог, совершенно самостоятельно, и была очень собой довольна. Я надела лучшее из двух своих оставшихся платьев, то, которое мама расшила по вороту и рукавам, и направилась к главной площади с гордо поднятой головой. Так я прошагала через всю Сейенту, пока не добралась до цели – дома Тейдасов – большого, двухэтажного, на каменном основании, с резными ставнями, такого красивого, большого, богатого... И тут же вспомнила и про заплатку на подоле, и про то, насколько изношены мои башмачки, и заметила небольшой скол на подносе, и что один край пирога немного подгорел, и уже собиралась повернуть обратно, глотая слезы, но Дион заметил меня через окно, окликнул, выбежал за мной и привел в дом, несмотря на то, что я упиралась.
-Отец, Дис, это моя подруга – Натея, - объявил он Мастеру Коссому и старшему брату. Мне казалось, что они немедленно выставят меня за дверь, но они вежливо поздоровались и пригласили остаться на чай. Дион дал согласие вместо меня. Я была поражена и тем, сколько всего удивительного имелось в их доме, и тому, как они разговаривают, как красиво и плавно льются их речи, совсем не похоже на отрывистую грубоватую манеру полевых. Сама я большую часть времени помалкивала, изучая сложенные на коленях руки. Ближе к вечеру Дион взялся проводить меня до дома, и, почти уже у самой калитки, я рискнула признаться ему, что очень бы хотела научиться врачевать, как он. И на следующий день он отвел меня к Мастеру Нарто. Лекарь, конечно, удивился, но сказал, что согласен учить меня, только сначала я должна освоить хотя бы чтение. В школе мы застряли на середине алфавита, и Дион сам стал меня обучать, сначала чтению, потом и счету.
Появился Фаро, и родители, занятые младенцем, почти не замечали, что я все время где-то пропадаю, а я проводила по много часов в доме Диона, где было столько всего интересного! Тейдасы были наследными представителями Торговой Гильдии, и каких только диковенных товаров не появлялось у них, привезенных со всех концов Фарэдеона или даже из Никбира! Дион показывал мне разнообразные ткани, объяснял, какие существуют металлы и что для чего годится, учил различать настоящие монеты от подделок, показывал карты континента, отмечая, что откуда доставлено... Я не уставала поражаться тому, сколько всего он знает, и еще больше – почему так со мной возится. Вскоре, удостоверившись, что чтение уже не является для меня проблемой, Мастер Нарто сдержал свое слово и стал обучать меня, причем не только лекарскому делу, но, заметив мой интерес, стал рассказывать и о многом другом: истории Фарэдеона и Никбира, разнообразных диковенных животных юга и севера, традициях далеких регионов, почему идет дождь и сменяются сезоны. Я могла задать ему любой вопрос – на все находился ответ. Теперь мы с Дионом вдвоем собирали целебные растения, а заодно – бегали наперегонки (Ди почти всегда позволял мне победить), забирались на деревья, стреляли по мешеням из самодельных луков... Сначала вся Сейента дивилась такому союзу, но со временем все, даже мои родители, привыкли. Мы с Ди были почти неразлучны – десять лет. И вот теперь я шагала следом за Фаро к его дому, где его самого уже никогда не будет, и раны, слегка затянувшиеся, снова открывались, и ни одна целебная мазь тут не помогла бы.
Дис, наблюдавший за площадью из своего окна на втором этаже, откыл ставни пошире и приветсвенно нам помахал. Хозяин дома, Масстер Коссом, был в отъезде по делам Гильдии, и я была этому невероятно рада – до сих пор не могла смотреть ему в глаза.
-Привет, Фар, привет, Нат! Поднимайтесь! – позвал старший Дионов брат, и вскоре мы присоединились к нему в его кабинете. – Решила попробовать свои силы?
Очевидно, Дис видел сверху, как я подходила к рекрутировщику, и я кивнула в знак подтверждения. Сам торговец участвовать в экзаменовке уже не мог, даже если бы захотел – был на четыре года старше, чем позволялось правилами. – Что ж, надеюсь у тебя все получится!
-Обязательно получится! – безаппеляционно заявил Фаро. – Ой, а это что?
Братец взялся за очередную диковинку, привезенную Тейдасами из их последнего путешествия, и Дис принялся объяснять. Свою коллекцию необычного оружия и музыкальных инструментов он мог описывать часами, и делал это с таким воодушевлением, что я тоже невольно заслушалась, и совсем не заметила, как пролетело время. Когда Дис демонстрировал нам странного вида трубку, собирающуюся из нескольких частей и именуемую кердом, с помощью которой жители рагмадирского региона охотились на мелкую дичь, выстреливая смазанные паралитиком дротики, я услышала странный и очень знакомый звук, но чтобы его определить, мне потребовалось несколько очень долгих секунд. Колокол! Колокол на ратушной башне! Он возвещал, что до наступления полудня оставалась лишь четверть часа, а я все еще была в платье! Извинившись перед Дисом и испросив разрешения, я забежала в соседнюю комнату, наспех переоделась и вышла на площадь.
Шум вокруг Ракушной-Колодезной почти утих; селяне все еще возбужденно переговаривались друг с другом, но теперь – еле слышно. Почти все претенденты уже заняли свои места рядом с партами, в первом ряду отчетливо различалась рыжая шевелюра Рито. С большим удивлением я обнаружила, что не единственная девушка среди претендентов – в последнем ряду, ни на кого не глядя, стояла младшая из двух дочерей старосты Багко – Милея. Пустовало лишь одно место - с номером семнадцать, и я быстро стала рядом с отведенным мне столом. По толпе прокатилась волна возмущенного шепотка и смешков, но Фаро и Дис улыбались и махали мне из окна углового дома, демонстрируя скрещенные в знак поддержки пальцы.
-Приготовиться! По сигналу - сесть и перевернуть листы! – провозгласил лейтенант-южанин, тот самый, что записывал претендентов. Другой солдат, стоявший рядом, поднес к губам горн и коротко протрубил, и зародившийся звук слился с полуденым звоном колокола.

@темы: альтернативная реальность, проза, творчество, фарэдеон, фентази

URL
   

FarEde{o}n

главная